среда, 31 октября 2012 г.

«Заробитчане» - это мощный коллективный инвестор

Если в государстве «Украина» не начнётся социальный диалог между правительством, союзами работодателей, профсоюзами, аграрными союзами и другими заинтересованными лицами, если они не договорятся строить одно государство для всех, а не каждый для себя – то ничего лучшего ожидать не стоит. Современный мир настолько динамичен, что никто и не заметит, как будет пережёвано и поглощено это государство.

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства.

Владимир Борисович, мне известно, что вы давно занимаетесь проблемой украинских «заробитчан», и выходили со своими предложениями на правительственный уровень. Однако «воз и ныне там». Быть может, стоит поставить вопрос иначе: не почему из Украины уезжают лучшие специалисты, а каков масштаб и каковы причины «утечки мозгов» из страны?

Следуя старой поговорке, люди всегда ищут, где лучше. Но правительство для того и существует, чтобы координировать данные процессы. Если оно заинтересовано в процветании своего государства и своего народа, то оно позаботится, чтобы интеллектуальный потенциал оставался на его территории. И приносил пользу своему народу, а не его конкуренту. А у нас за 21 год в этом направлении не было сделано ни шагу. Более того, множество шагов направлено в обратную сторону, на выдавливание «мозгов» с Украины.

С одной стороны, интеллект не востребован государством, а с другой – ему не дают ничем заниматься. Вы прекрасно знаете, что малый и средний бизнес, а это самая активная часть населения, тянет такое ярмо налогов, которое неподъёмно чисто физически. (135 видов налогов, не говоря о тех инспекторских поборах, что фактически введены в ранг обязательных платежей).

Но речь не о коррупции, ставшей краеугольным камнем нашей державы. И не о сути трудовой миграции, существующей, видимо, с самых незапамятных времён. Но в наше время, как никогда ранее, развитие стало зависеть от информационных потоков. Количество информации с каждым годом возрастает десятикратно. Поэтому можно сказать, что мозги, интеллект, ученые и высококвалифицированные работники являются важнейшим достоянием современного государства!  И когда вы, по сути, спрашиваете, происходит ли у нас оглупление нации, то я вынужден ответить «да». Хотя бы потому, что  руководители всевозможных предприятий, с которыми я каждый день общаюсь, в один голос заявляют, что классного специалиста найти уже невозможно. Не хватает даже рабочих, не говоря уже об инженерах.

Проблемы нашей страны зачастую уходят в далекое прошлое. Невостребованность знаний, талантов и умений – какой эпохи это, с позволения сказать, «детище»?

Это началось после распада Советского Союза. Если помните, когда закрывались НИИ, оборонные предприятия, и т.п., специалистам пришлось идти на базар. Там одни научились торговать, другие привыкли довольствоваться малым. Ни тех, ни других на производство уже не вернёшь, ни за какую зарплату. Я думаю, что этого и не надо делать – старые кадры устарели морально и физически; теперь нужны новые.

У нас есть молодое государство Украина, которое нужно реформировать. В истории есть уже полно примеров, как должен действовать реформатор. Как правило, начинать нужно с накопления интеллектуального потенциала.

Пётр Первый, к примеру, насильно отправлял боярских отпрысков и мещан учиться в Европу, возвращал назад и заставлял служить государству. И создал массу своих учебных заведений. Так ли это в Украине? Даже тот, кто хорошо потрудившись в Европе, накопив опыт и сбережения, вернулся назад – не может здесь применить свои знания. На него сразу набрасывается свора ненасытных чиновников, или просто вечно голодных злопыхателей, и обдирают, как липку.

Я часто беседую с нашими «заробитчанами» – побыв здесь какое-то время, они снова уезжают. Все наши инициативы, чтобы упорядочить возвращение трудовых эмигрантов в Украину, не получают поддержки ни от государственных органов, ни от общественных организаций.

С кем мы только не старались сотрудничать, трудно перечислить. И с комитетами Верховной Рады, и с другими профсоюзами… Хотя с Россией все же удалось наладить диалог.

И каковы ваши успехи?

Первые успехи у нас были, когда ещё Польша не входила в Евросоюз. Тогда мы подписали соглашение с консулом Польши и открывали визы единым списком, через вип-окно. В Польше хорошо понимают роль профсоюзов для государственного развития, и они пошли нам навстречу.

А сейчас мы видим, что в украинском правительстве никто реально не занимается вопросами трудовой миграции. Существующие какие-то там комитеты и прочее – все это не более чем профанация.  Есть Федерация профсоюзов трудовых мигрантов, но они занимаются мигрантами, приехавшими сюда. А о тех, кто поехал «туда», наша власть вспоминает только перед выборами. Ведь их очень немало, и наберётся миллионов десять, активно работающих и голосующих.

К тому же, по оценкам Всемирного Банка, в прошлом году они перечислили в Украину 7,7 млрд. долларов. «Заробитчане» - это реальный коллективный инвестор, которому не надо платить проценты, перед которым не надо становиться в гнутую позу. Причём их деньги, перечисляемые для содержания своих семей, работают на поддержку внутреннего производства, так как они идут на потребление. Но проблемами этого инвестора, в частности – проблемами этих перечислений – тоже никто не занимается. Сегодня нет ни единого канала, по которому можно было бы доставить деньги в Украину, не опасаясь, что их заловят на границе и отнимут на таможне. Или «Вестерн Юнион», который сдерёт до 13%. А это швейцарская организация, так почему же украинские заробитчане должны ей платить? У нас что, нет своих финансовых институтов?

Несколько лет назад я встречался с министром транспорта, ныне покойным Георгием Кирпой, и мы пытались через его «Экспресс-Банк» массово ввести систему национальных электронных платежей, аналогичную той, что Тигипко подглядел во Франции. И Нацбанк нам пошёл навстречу, даже дал разрешение совместить членский билет профсоюза с банковской карточкой. Это давало возможность делать перечисления из-за рубежа всего за полпроцента, гарантировано присылать деньги своей семье. А теперь Кирпы нет, «Экспресс-Банка» нет, а швейцарцы и таможня жируют, наживаясь на том, что люди не могут нормально перевести деньги.

Если честно, я уже просто устал от того, что все попытки договориться с разными олигархическими кланами и их политическими силами приводят только к пустопорожним разговорам. Однако я не могу и пойти на предложения от «не-совсем-официальных» структур, которые готовы начать финансирование профсоюзных усилий для создания профорганизаций в Италии, в Испании, в Греции. Потому что это легальный канал финансирования криминала, в чем уже постоянно обвиняют украинскую сторону. Представьте себе что Неаполь, который и так уже считают украинским городом, получит ещё и украинскую «коза ностру»…

Россия готова пойти нам навстречу, потому что каждое пятое преступление в Москве совершается трудовыми мигрантами. Надо понимать, что нелегальная трудовая миграция всегда тянет за собой криминал. Ведь нелегал это человек, заведомо ущербный перед официальными органами и его легко берут «под крышу», выкачивая из него деньги. Потом ему и не всегда удаётся уехать даже с заработанными деньгами. В итоге преступность вырастает до того, что начинает уже всем мешать, и тогда возникает необходимость упорядочить трудовую миграцию.

Миллионы уехавших – это цифры. А какова качественная сторона этого явления, каковы его последствия для нашей страны? Можно ли серьезно говорить о снижении качества менеджмента в стране, или, на разговорном языке, об оглуплении нации? Можно ли бороться с этим через систему образования?

Есть готовый пример – Молдавия. На сегодняшний день там заброшены практически все виноградники, поля не обрабатываются, производства никакого нет вообще, а в населённых пунктах остались, преимущественно, старики и дети. Всё работоспособное население где-нибудь на заработках. Вот что нас ожидает.

Сегодня у нас и так отрицательное сальдо в международной торговле – импорт превышает экспорт. Мы превращаемся в страну для сбыта некачественных товаров, которыми нас наводняет и Запад, и Китай, и Вьетнам.

К тому же, происходит замещение рабочей силы – на место убывших квалифицированных работников приходят выходцы с Востока и Азии. Почти все они нелегалы, а китайцы уж точно волокут на себе знаменитую китайскую мафию – так называемую «триаду».

Теперь посмотрим дальше, выйдя за рамки одного поколения. Система профтехобразования почти полностью разрушена. Высшая школа готовит менеджеров, юристов, экономистов, финансистов, да кого угодно, включая танцоров в институте Поплавского и КВН-щиков. Но, скажите пожалуйста, а кто работать будет? У нас теперь ветеринара в селе найти не могут.  Действительно идёт оглупление нации, и это очень серьезно.

Хотя выход есть, и не надо его изобретать. Достаточно вспомнить, как США, после Второй Мировой, свозили к себе учёных и специалистов со всего мира. Чтобы собрать лучших специалистов, у них была специальная государственная программа. Вернера фон Брауна, к примеру, вывезли в багажнике, заткнув ему рот грязным носком. А наши солдаты, в то же время, демонтировали и вывозили промышленное оборудование. В итоге, на немецком оборудовании мы сделали мотоцикл «Днепр» и автомобиль «Москвич», но по большому счёту, плоды нашей великой победы были потеряны.

Опять возвращаясь к временам Петра Первого, можно заметить, что наша элита, точнее – псевдоэлита, тоже отправляет своих отпрысков учиться за границу. Только с какой целью и для чего? Чтобы лучше управлять своими капиталами, «честным и непосильным трудом» наворованными здесь, в Украине. Надо, чтобы там «маеточек» всегда был готов к прибытию хозяина. А то мало ли чего случится, может, придётся и в женском платье через потайной ход к «геликоптеру» бежать, теряя на ходу чемоданы. Так что учатся они там не для того, чтобы сделать что-то хорошее здесь. Там этому и не научат.

Я смотрю на те немногие новые предприятия, что появляются у нас. Для них требуется всего-то один инженер и, может быть, парочка хороших механиков, которые и приезжают с Запада. Остальная рабсила, набираемая из местного населения, должна всего лишь перемещать тяжёлые предметы. И никто никого ничему не учит. Наше население используется как дармовой тягловой скот. Все наши НИИ, НИЛы, КБ и так далее – стали уже воспоминанием. Сто лет назад наши прадеды летали на «Фарманах», но всего за тридцать лет наши самолёты стали одними из лучших в мире. А о таком танке, как Т-34 союзники могли только мечтать. Потому что наш народ очень способный, он может быстро научиться чему угодно. Но ничему хорошему его не учат.

Если судить по тому, что нам говорят с телеэкранов, что говорят политические лидеры, то будущее нашей страны вполне безоблачно – избирателям надо только правильно проголосовать на выборах. Однако, учитывая то, о чем мы только что говорили, каким видите его вы?

Если в государстве «Украина» не начнётся социальный диалог между правительством, союзами работодателей, профсоюзами, аграрными союзами и другими заинтересованными лицами, если они не договорятся строить одно государство для всех, а не каждый для себя – то ничего лучшего ожидать не стоит. Современный мир настолько динамичен, что никто и не заметит, как будет пережёвано и поглощено это государство. А сколько этой нашей Украины? По китайским меркам – райцентр. Китайцы недавно в какой-то провинции переселили 54 миллиона человек из-за наводнения. Что им Украина?

Сейчас мы стараемся договориться с Россией о создании информационной базы по  востребованным профессиям. Это нужно для того, чтобы государство, которое вырастило и выучило специалиста, могло получать за него деньги. Если мы поставляем миллионы рабочих рук в строительную отрасль России, то какая-то часть прибыли работодателя должна попадать в бюджет Украины. Но не менее важно то, что по этому же межгосударственному соглашению, все выехавшие на работу за границу граждане Украины обеспечиваются всеми социальными гарантиями, а также правом на полноценное пенсионное обеспечение.

Жаль только, что нашим властям, нашим чиновникам ничего этого не нужно. Это понятно - их дети не стоят на панели, не роются на свалках, не зимуют в палатках…

Я хочу пожелать нашим властям одного – скорой весны. Но не простой, а горячей политической, «арабской». Той весны, когда народ, будто проснувшись от спячки, одним махом решать те проблемы, которые накапливались годами и казались неразрешимыми. Поверьте - наш народ может это!

Беседовал А.Маклаков.

суббота, 4 декабря 2010 г.

Без социального партнерства нам в Европу путь закрыт.

Наши «заробитчане» зарабатывают в месяц 440 миллионов долларов. Примерно половину этих денег они присылают в Украину своим семьям. И никто из наших государственных деятелей не скажет им хотя бы «спасибо». А ведь это мощный источник инвестирования украинской экономики

Новый Президент Виктор Ющенко четко заявил о том, что его цель – привести Украину в Европейский Союз. Принято думать, что основным препятствием для этого служит наша экономическая недоразвитость и косность евробюрократов. А какие препятствия видите вы?

Если принимается курс на евроинтеграцию, то приоритетным должен стать вопрос о выполнении Европейской Социальной Хартии, о ратификации которой неоднократно заявляли экс-президент Кучма и предыдущее правительство.

Без решения проблемы украинской трудовой миграции в страны Европы, нельзя даже мечтать о членстве в ЕС. Наши сограждане, буквально изгнанные со своей родной земли, во многих странах используются работодателями как рабы. Они лишены самого главного достижения демократии – гражданских прав и свобод. Своим трудом наши соотечественники делают страны ЕС еще богаче, но никто не защищает их, а проблема «заробитчан» замалчивается. За рубежом их ждет только мафия, высасывающая из людей последние соки.

Нежелание решать накопившиеся вопросы о трудовой миграции увеличивает социальную напряженность в странах Евросоюза. Из-за украинских мигрантов, готовых работать за самую низкую плату, лихорадит рынки труда. Неудивительно, что среди европейцев ширится ксенофобия, которую используют правые и крайне правые силы. Это показали выборы во Франции, Германии, Дании… Против наших людей ополчились профсоюзы Испании, Португалии и других стран. Известны факты убийства наших граждан, продажа в рабство не только женщин, но и мужчин. Уже созданы фирмы, торгующие «рабочим скотом».

Можно привести много подобных примеров. К каким негативным последствиям может привести дальнейшее игнорирование этой проблемы, думать не слишком приятно. Однако это и есть одна из основных задач нового правительства Украины: научиться заботиться о собственных гражданах, решать их проблемы в любой стране мира и обеспечить гражданские права.

Корень зла кроется в монополии на государственную власть крупного частного капитала и транснациональных корпораций. Она ведет не к процветанию всего общества, а к тому, что барыши владельцев капитала взлетают до небес, а зарплаты рабочих и служащих снижаются, сокращаются рабочие места, люди вынуждены искать работу где угодно, вплоть до зарубежья. Все это мы видим в Украине.

Можно ли решить эту проблему?

Конечно. Любой работодатель, когда у него возникает выбор, кого взять на работу – нелегала, которому можно платить вдвое меньше и выгнать при первой возможности, или местного рабочего, за которым профсоюз и государство, выберет нелегала. Какие шаги сделала Украина для того, чтобы хотя бы начать процесс защиты собственных граждан, чтобы наши люди работали там цивилизованно? Я их не вижу. Да что там в Европе – посмотрите на то, что делается в самой Украине, особенно в сельском хозяйстве. Это же крепостное право!

Мы могли бы взять пример хотя бы с японцев. Они придумали свою систему создания рабочих мест. Фирму «Тойота» знают все, но не все знают, что она окружена 30 тысячами смежников, мелких предприятий и рабочих-надомников. Любой рабочий может у себя в гараже организовать мастерскую, заключить договор с фирмой и изготавливать для нее разные детали – а их тысячи. И государство этот проект поддерживает, и не только морально, но и финансово.

Кроме социальных гарантий есть еще один важный аспект – экономический. Мы отстаем от Европы экономически – разве это не препятствие?

По оценке госпожи Карпачевой, наши «заробитчане» зарабатывают в месяц 440 миллионов долларов. Примерно половину этих денег они присылают в Украину, своим семьям. И никто из наших государственных деятелей не скажет им хотя бы «спасибо». Америка пообещала на год дать нам 60 миллионов, и об этом трубят повсюду, а тут такие деньги – и молчок. А ведь это мощный источник инвестирования украинской экономики.

Что важно, эти 220 миллионов идут в Украину разными путями, в основном окольными. Их передают через знакомых, прячут в микроавтобусах, курсирующих через границу, шлют через «Вестерн Юнион», который дерет с них бешеные проценты, на этом паразитирует таможня – никто не решает проблему цивилизованным путем. А решить ее просто – через Национальную систему массовых электронных платежей (НСМЭП), которую внедряет Нацбанк Украины. Это будет стоить человеку, посылающему деньги всего полпроцента от пересылаемой суммы, а не 10, 20 а то и все 30, как сейчас. Да и почему этим занимается «Вестерн Юнион», а не украинский банк?

В новом Кабинете Министров появилась должность вице-премьера по евроинтеграции, который, кстати, неплохо говорит на нескольких европейских языках. Можем ли мы, изменив, по сути, пока один лишь имидж своей страны, рассчитывать на четкие европерспективы?

Я считаю, что сегодня, ставя перед страной глобальные планы по евроинтеграции, переустройстве экономики, сельского хозяйства и сознания, прежде всего нужно решить проблему социального партнерства. Все граждане Украины имеют право и должны жить достойно. Каждый хочет гордиться, что он гражданин Украины, куда бы его ни занесла судьба.

Конечно, сейчас есть кредит доверия новому Президенту, есть мода на Украину. Но этот кредит отнюдь не пожизненный, а мода быстро проходит. Если новая власть не оправдает ожиданий, разочарование будет страшным, оно перечеркнет все честолюбивые планы нашей доморощенной элиты раз и навсегда.

Европа видит то, что происходит у нас. Когда премьер Италии Сильвио Берлускони спросил Кучму, почему вы не можете у себя в Украине обеспечить женщин рабочими местами, тот ему ответил, мол, «все хорошие женщины работают дома на Украине, а сюда приехали одни проститутки». Сюжет этот показали по итальянскому телевидению – они любят такие пикантные вещи. Наших «заробитчан» в Италии заявление это очень сильно обидело. В основном-то едут на заработки люди из села, люди простые и порядочные, едут ради куска хлеба. Только благодаря наплыву дешевой рабочей силы из Украины итальянцы теперь могут себе позволить иметь прислугу!

Я пока не вижу у новой власти желания начать диалог о налаживании социального партнерства. Люди ведь вышли на Майдан не потому, что им сильно нравился Ющенко, – они вышли потому, что хотели лучше жить, хотели дать понять власти, что им тоже хочется иметь приличный доход, квартиру, счет в банке. Не ясно, понимает ли новая власть, что у нас в стране среди трудоспособной части населения 90% составляют не хозяева, не бизнесмены, а люди, работающие по найму.

Впереди 2006 год – год парламентских выборов. Уже на последних президентских выборах были предприняты попытки использовать голоса наших соотечественников, работающих за рубежом. Их тогда пресекли. Но ведь люди эти никуда не делись, и, по сути, они лишены права голоса. Не может ли эта проблема помешать новой власти в ее евроинтеграционных планах?

Может, если новая власть не будет ее решать. Представляете, какой избирательный потенциал у «заробитчан»? По различным оценкам их насчитывается от 7 до 10 миллионов человек. В основном это нелегалы, не состоящие на консульском учете. Но ведь они не перестали быть гражданами Украины и не забыли свой родной язык, народные традиции и обычаи.

Украинские общины Греции и Италии создали свои центры, где можно пообщаться со своими соотечественниками и самое главное – получить реальную помощь, как юридическую, так и материальную. Но отсутствие поддержки деятельности подобных центров со стороны правительства Украины не дает возможности перевести их работу в законное русло. Да и сами законы надо во многом изменить, чтобы состыковать их с международными нормами.

Нашим гражданам, работающим за рубежом, могли бы помочь профсоюзы. Зарубежные отделения украинских профсоюзов могли бы стать теми «магнитами», которые привлекли бы к себе соотечественников, помогли бы организовать людей, избирательные участки, транспорт, а главное – дать им саму возможность принять участие в выборах. Люди куда больше доверяют профсоюзам, чем чиновникам. Кроме того, иностранные профсоюзы тоже заинтересованы в том, чтобы упорядочить рынок труда. Если для страны пребывания наши «заробитчане» – нежеланные гости, если нашему государству заниматься ими «не с руки», то профсоюзы здесь вне конкуренции. У них есть и заинтересованность, и возможность охватить всех, кто работает за рубежом.

Зарубежный электорат тяжел для манипулирования. Это люди, прошедшие суровую школу, у них свое мнение о происходящем в Украине, но если им кто-то реально поможет – они этого не забудут. Если найдется у нас в стране политическая сила, которой сможет это сделать, то она получит мощную фракцию в будущем парламенте.

Кому в нашей стране нужна евроинтеграция, кто мог бы выступить ее «заказчиком»?

Евроинтеграция нужна, прежде всего, элите – чтобы с ней в Европе считались, чтобы приглашали на элитарные собрания. Скажем так, для статуса. Но если элита хочет «засветиться» на венском балу, то ей надо свою страну сделать цивилизованной, решить наболевшие социальные вопросы. Ведь от того, что одна элита сменяет другую, сама структура власти, механизмы выработки решений не меняются. У власти по-прежнему крупный бизнес. И до тех пор, пока в парламенте не будут представлены интересы гражданского общества, эти элиты так и будут перебрасывать друг другу власть, как шарик от пинг-понга, а мы – водить за ним глазами туда-сюда и слушать сказки «про Европу».

Что мы можем дать Европе, с чем мы можем туда идти?

Можно себе представить, что случилось бы, если бы Украина прямо сейчас вошла в ЕС. Это значит, что упали бы таможенные барьеры – нет больше поборов за растаможку автомобилей, и все, прощай украинская автомобильная промышленность. Она просто окажется неконкурентоспособной. У нас очень энергозатратная экономика, причем во всех отраслях. Высоких технологий у нас нет, «ноу-хау» тоже нет, наука прозябает в нищете. Что осталось – так это кое-какие разработки в оборонной сфере, которые невозможно никому продать, потому что Америка будет против. Вспомните скандал с «Кольчугами». У нас есть производство металла, но Европе его много не надо, да и с вхождением в ЕС его производство будет жестко квотироваться Брюсселем. Вхождение в ЕС грозит серьезными последствиями для села. Пол-бюджета ЕС – это дотации сельскому хозяйству, фермерам, с которыми они просто не знают, что делать.

С другой стороны, у европейцев есть некоторый интерес к Украине. Они готовы покупать наши земли в местах, удобных для выращивания экологически чистых продуктов. На Западе выращивание таких продуктов сложно и дорого. Кроме того, они готовы инвестировать в размещение у нас экологически вредных производств, которые в Европе разместить невозможно. Но самый важный наш вклад в ЕС, вполне востребованный уже сейчас, – это дешевая рабочая сила, «рабы».

Скажу так – нам есть, с чем идти в Европейский Союз, но сам процесс интеграции должен стать предметом серьезного обсуждения и максимально широкого участия в этом диалоге всех структур гражданского общества. В том числе и профсоюзов, которые лучше остальных знают, что такое социальная защита, и служат гарантом социальной стабильности. В противном случае, все эти планы вступления Украины в ЕС в 2010-м году, в 2020-м останутся историческими курьезами.

пятница, 3 декабря 2010 г.

Невозможно управлять государством, если не упорядочен рынок труда.

Привожу здесь текст интервью-беседы с Андреем Маклаковым.

Отношения труда и капитала никогда не были простыми, тем не менее, с началом мирового экономического кризиса они еще более осложнились. Как раз сегодня Грецию сотрясает всеобщая забастовка из-за того, что правительство в который раз решает проблемы страны не за счет тех, кто породил этот кризис, а за счет простых людей. Что же происходит в отношениях труда и капитала в Украине?

Сегодня заметна отчетливая тенденция формирования общего рынка труда. С украинской стороны она не изучена и не систематизирована и на практике этот процесс стихиен. Причем криминальные группировки, которые контролируют поток рабочей силы на Запад, ведут себя нагло и практически безнаказанно. Любая строительная бригада наших «заробитчан», работающая, скажем, в Польше, контролируется криминалом. У рабочих отбирают документы, и деньги за работу они получают только через своего агента, а не работодателя. Агент и ведет переговоры с работодателем. Работодателю такое положение выгодно. Это избавляет его от необходимых отчислений в социальные фонды, и если его накрывает полиция или налоговики, он всегда может оправдаться, мол, это все русская мафия, она наняла людей.

Я эту ситуацию знаю хорошо, потому что к нам постоянно обращаются люди с просьбой защитить их интересы. Более того, система заключения трудовых договоров тогда не проходит никакую экспертизу – ни юридическую, ни социальных служб. Федеральная служба миграции России, например, практически не контролирует ситуацию, не имея представления даже о примерном количестве въезжающих в страну трудовых мигрантов.

Что создает неплохие возможности для коррупции…

Однозначно. Наших сограждан на хорошей контрактной работе за рубежом, на приличных должностях очень мало. Буквально единицы. Основная масса это подсобники, уборщицы, гувернантки, проститутки, сезонные сельхозрабочие. Таков наш удел.

Обращение заробитчан в консульские управления или посольства Украины на местах ничего не дает. «Вы сами сюда приехали, это ваши проблемы», вот и весь разговор.

Этот вопрос время от времени всплывает, но на него нет ответа: сколько наших сограждан работает за рубежом? А ведь после долгих лет преимущества Украины в «дешевой рабочей силе» мы стоим перед фактом дефицита любой квалифицированной рабочей силы… Это заметно даже на бытовом уровне, – каких проблем стоит сделать в квартире качественный ремонт.

Практически численность работающих за границей не знает никто. Александра Кужель давала оценку в пять миллионов, кто-то говорит о десяти миллионах, а точно неизвестно, потому что системы учета численности трудовых мигрантов нет. Попытки нашего профсоюза наладить ее натыкаются на сопротивление всех властных структур Украины.

Львиная доля наших трудовых мигрантов работает в странах СНГ. И если бы нам удалось договориться по этой проблеме с Россией, то это означало бы налаживание отношений и с Казахстаном, и с Белоруссией, и с другими странами СНГ, потому что как «старший брат» скажет, так оно и будет. Но дело не в этом. Дело в том, что назрел вопрос построения цивилизованного рынка труда, без трудового рабства, о котором все знают, но ничего не делают. И это проблема всего мира, не только Украины.

В вашем издании «Диалог.UA» поднимается вопрос, что пришла пора создания новых идеологий. Так вот, новая идеология должна стремиться цивилизованно построить отношения между трудом и капиталом, ведь это будущее человечества. Все попытки навязать украинскому обществу видение рынка труда исключительно со стороны работодателей, приводят только к социальным конфликтам. Большинство населения это ведь не работодатели, а люди, работающие по найму.

Посмотрите, что делается в Греции, во Франции – давление бизнеса и правительства, пытающихся решить свои проблемы за счет миллионов людей, которые и так едва сводят концы с концами, приводит к тому, что начинаются забастовки и массовые беспорядки. Потому, чтобы решить проблему отношений между трудом и капиталом, нужно следовать универсальным, извечным человеческим ценностям. Людям нужна зарплата, которая не унижает их человеческое достоинство. Людям нужно нормальное жилье, надежное и комфортабельное. Не надо дворцов, дайте нормальную квартиру со всеми удобствами. Людям нужно гарантированное медицинское обслуживание и другие социальные гарантии: пенсия, причем достойная, а не нищенская, возможность отложить денег на черный день. Нормальные люди не хотят быть банкирами и бандитами, не хотят быть чиновниками или олигархами, потому что большие деньги начинают сами диктовать свою волю, и уже становится неизвестно, кто кому принадлежит – человек себе или своему капиталу. Более того, при нашей нестабильности сегодня ты пан, а завтра пропал.

Я, как лидер профсоюза, постоянно отстаиваю идею, что надо руководствоваться общечеловеческими моральными ценностями, соблюдать принцип справедливости. Поэтому наш профсоюз никогда не принимал сторону какой-то политической партии, не занимался политической деятельностью. Если мы начнем ориентироваться на партийные интересы, то это уже будет не профсоюз, а партийный придаток.

Мы защищаем не партийные, а вечные, общечеловеческие, если хотите, христианские ценности – право человека труда на достойную жизнь. До тех пор, пока это право не гарантировано, пока у него нет уверенности в завтрашнем дне, ни власть, ни бизнес не смогут выбраться из кризиса.

На днях были опубликованы данные Госкомстата, что население нашей страны сократилось до менее чем 46 миллионов населения – а ведь не так давно нас было на 6 миллионов больше. Численность населения известна, известна даже цифра средней зарплаты и прожиточного минимума, который она якобы значительно превышает. Доверяете ли вы официальной статистике, и что она отражает?

Вся официальная статистика по рынку труда – это все дутые цифры. Только профсоюзы, непосредственно общаясь с нашими членами, а они нам доверяют, имеют достоверную информацию. Только мы можем иметь достоверную информацию от самого работающего по найму, какие у него условия труда, как ему платят и что происходит у него на работе. Второй важный момент, который не желает учитывать действующая власть – приход профсоюзов на предприятие, при поддержке государственных органов выводит из тени его капитал. Почему? Потому что все проводки осуществляют люди, работающие по найму – бухгалтера, экономисты. А если все они стали членами профсоюза? Вся «тень» высветится, весь «черный нал» станет известен. Приход профсоюзов сделает ненужным содержание огромного фискального аппарата. Мы элементарно высветлим теневую экономику.

Третье: профсоюзы как никто заинтересованы в ликвидации зарплаты «в конвертах», потому что это бьет по будущему их членов, по их будущей пенсии, по их социальным гарантиям. Сегодня работники пока вынуждены с этим соглашаться, потому что работодатель практически «беспредельничает». Как только работающий по найму начинает требовать выполнения своих законных прав, его просто-напросто выгоняют на улицу. Беспредел работодателей – вот вам и все взаимоотношения труда и капитала, а потому мы за то, чтобы контроль над рынком труда полностью перешел в руки профсоюзов.

Ничего революционного в этом нет. Более того, это в интересах всего общества. Кто является «капиталом»? Работодатель, у которого есть основные средства производства. Разве он может запустить 100 станков на украденном у народа, то есть «приватизированном» предприятии сотню станков? Нет. Для этого ему нужны работники, трудовые ресурсы. Потому работодатель и работник – звенья одной цепи, один не может без другого. А потому, если они это понимают, им надо садиться за стол и договариваться. О чем? О нормальных взаимоотношениях. Чтобы людей, работающих по найму, не унижали и достойно платили. А что хочет работодатель? Чтобы работник пахал на него от зари до зари, ничего ему не платить, и еще вытирать об него ноги. Чтобы найти компромисс и существуют организации работников и работодателей, которые изучают ситуацию, и, используя законодательство, устраняют перекосы.

Нормальная ситуация это не борьба труда и капитала, не война на смерть, а мир и такой баланс интересов, от которого максимально выигрывает все общество и его долгосрочные интересы. Если же страна теряет квалифицированную рабочую силу, значит, ситуация ненормальная, и ее надо срочно менять.

Недавно в Верховной Раде в первом чтении был принят проект Трудового Кодекса. Как вы расцениваете этот «судьбоносный», как любил говорить Горбачев, документ?

Кстати, в проекте Трудового Кодекса слово «профсоюзы» вообще вымарано, а коллективный договор может заключить совет трудового коллектива без участия профсоюза. Думаю, вы все прекрасно понимаете, что такое этот совет, и сколько у него самостоятельности – это карманная структура работодателя, это даже не «желтый профсоюз», это хуже.

Сегодня ассоциации работодателей, это структуры, находящиеся у власти. Профсоюзы же не представлены нигде – ни в законодательной, ни в исполнительной власти. В Украине сегодня идет дикая коммодификация, то есть в товар превращается все и вся, идет приватизация, то есть законное разворовывание оставшегося госимущества, захват земель, рынков и их хищническая эксплуатация.

Мало того, новые хозяева часто не знают, что же с этим всем делать! Флагман сельскохозяйственного машиностроения Украины – белоцерковский завод «Сельмаш» развален. Криворожсталь – там новый владелец из кожи вон лезет, пытаясь свернуть социальные программы. На бывших колхозных рынках, попавших в руки «Облпотребсоюза» вообще нет закона никакого. За неполные 20 лет независимости чиновники в нашей стране научились «доить» мелких и средних предпринимателей и самозанятых так, что торговля на рынках становится просто невыгодной, просто самим торговцам некуда деться. Государственного сектора почти нет, все приватизировано – леса, поля, заводы, все. Ситуация доведена до абсурда. Сахар внутри Украины чуть ли не двое дороже, чем на мировых рынках.

Как работодателю увеличить свои прибыли? Снижать зарплаты дальше некуда, остается только повышать производительность труда, качество продукции. А рабочие не хотят повышать свою производительность, потому что им за это не платят. У нас рабочие нищие. В Украине заработать невозможно, и даже негры, бегущие от голода в Африке, не хотят здесь жить – они рвутся в Евросоюз. Но любопытно, что и власть, и работодателей эта ситуация устраивает.

К чему я говорю все это? Да к тому, что невозможно управлять государством, если не упорядочен рынок труда, если капитал хищнически эксплуатирует трудящихся – в таких условиях само государство становится шатким. Пока работодатели командуют всем, нормальной жизни не будет ни для кого.

Чем чреват уход от их решения проблемы «наемный труд-капитал» в масштабах всего общества и, скажем так, каков прогноз? Наконец, каким вам видится место Украины в мировом разделении труда?

Идет скрытый протест работающих по найму. Почему наши люди, которые в советское время не позволяли себе мусорить в лесу, в городе, ходить по газонам и швырять бутылки, вдруг стали это делать? Да потому, что их среда обитания, которая раньше была «ничейной», вдруг стала «чейной», но при этом – «вражеской». Причем стала частной не на законных основаниях, а у кого морда шире, у кого кум, сват, брат помог захватить эту территорию. Возникло враждебное отношение к своей среде обитания. И это передается детям, внукам – вот что страшно. Но если такое отношение сохранится, а корень зла, подчеркиваю, это отношения на рынке труда, то мы скатимся в Средневековье, в эпоху «бунта против машин».

У нас есть ведущие отрасли экономики, которые более-менее соответствуют мировому уровню, это авиастроение, космическая отрасль. Но все остальное, это продукция низкого передела, грубо говоря, «бананы». И сейчас мы приходим к тому, что в стране нет качественных трудовых ресурсов. У нас погибло даже садоводство и огородничество – мы едим греческие и турецкие овощи и египетскую картошку, воняющую пластмассой. А все потому, что нет трудовых ресурсов, люди, утратили мотивацию к труду, тем более труду качественному.

У нас сегодня сварщика хорошего найти нельзя, потому что разрушена система профессиональной школы. Сколько еще сможет наша страна существовать как сырьевой придаток Европы? Но стоит навести порядок на рынке труда, как эти перекосы начнут выравниваться. Для этого профсоюзы должны получить абсолютно иное значение и вес в обществе. Сейчас мы имеем Федерацию Профсоюзов Украины, которая лебезит перед властью, идет сплошное соглашательство. Профсоюзного лобби в парламенте как не было, так и нет. Мы предлагаем начать социальный диалог, но его с нами просто никто не ведет. Но есть и другие сигналы: сами работники начинают создавать действенные профсоюзные организации, приходят к нам. Через конфликты, но они возникают и начинают цивилизованно бороться за свои права и заставляют считаться с собой.

Что делать работодателям? Не надо повторять ошибок истории. В конце 19-го века рабочие демонстрации расстреливали, но люди все же добились права на создание профсоюзов. В 30-х годах в Соединенных Штатах профсоюзных лидеров уничтожали с помощью мафии, но профсоюзы все равно добились создания системы соцобеспечения, которой Запад так гордится.

Потому мы предлагаем не тянуть резину, потому что в долгосрочной перспективе капитал все равно будет вынужден пойти на уступки, а сесть и нормально договориться с теми, кто законно представляет интересы людей труда – с профсоюзами. У нас есть программы действий, разработанные специально для того, чтобы цивилизовать на первом этапе хотя бы рынок труда стран СНГ. Скажу тезисно: мы упорядочим движение «заробитчан»; дадим им законный статус и социальные гарантии; создадим банк вакансий и банк предложений, тем самым выбьем почву из-под ног криминальных группировок, которые паразитируют на нелегальных трудовых мигрантах. Как видите, мы не собираемся делать какую-то революцию и бегать с красными или какими-то другими флагами. Все, чего мы хотим, это навести порядок.

понедельник, 12 октября 2009 г.

Демократия по-украински - власть без демоса и демос без власти.

Привожу здесь текст интервью-беседы с Андреем Маклаковым.

Демократия в Украине – только вывеска для стороннего наблюдателя. За красивым фасадом стоит обыкновенная автократия, где бал правят олигархи и чиновники – серая неподконтрольная масса. И ситуация не изменится до тех пор, пока за дело не возьмется сам народ, то есть демос. Инициатива не спустится сверху, ее нужно взять снизу, своими руками.

Владимир Борисович, риторический вопрос. Как Вы считаете, Украина – демократическая страна?

Украину трудно назвать демократическим государством. Хорошо, конечно, что мы уже не Советская Украина. Но и до демократии нам еще далеко. Почему? Демократия подразумевает власть народа, но наш Олимп и близко не подпускает к рычагам хотя бы контроля, не говоря уже о власти, демос. Даже суть разногласий сублимирована только интересами оппозиции и правящего большинства. Демос же, который является основой демократии в любом государстве, используют только в целях пропаганды.

Если мы исходим из того, что демократия существует в Украине, то какой «демос» «кратствует»?

Кратствует у нас олигархикус. Олигархи плюс бюрократия. Поскольку словосочетание «олигархическое государство» из этических соображений (чтобы окончательно не запятнать свою репутацию) применять нельзя, называться удельным княжеством негармонично, власти приходится старательно зомбировать народ Украины и мировое сообщество демократическими лозунгами, прикрывающими автократический режим. Поэтому и получается, что демократия по-украински – это демократия без демоса.

Народу в такой ситуации вскоре вообще ничего принадлежать не будет, включая те шесть соток, где растет картошка.

Аналитики утверждают, что среди стран СНГ в Украине наиболее сильны институциональные предпосылки для формирования демократической модели политического устройства. На какой стадии находится этот процесс?

На фоне остальных стран СНГ Украина действительно выглядит как демократическое государство: президентские и парламентские выборы проходят регулярно, есть оппозиция и оппозиционная пресса. Однако украинская демократия, соблюдая весь характерный антураж, никогда не копала глубже «двух сантиметров». А ведь именно там, в глубине, сокрыты основные пороки нашей действительности.

У меня нет претензий к действующей структуре власти. Правда, в предстоящей политической реформе лично мне до сих пор не понятно, кто кого преследует и у кого отнимает полномочия. Но интересует совсем другое: где инструмент обуздания интересов государственных чиновников и олигархии?

Не менее актуальна и на виду - проблема свободы слова. Но это только по той причине, что сфера СМИ у всех на виду, а журналистская среда наиболее мобильна, инициативна, амбициозна. В то же время я не помню громких конфликтов с общественными организациями либо с профсоюзами. Чем занимаются они?

Да, но вы-то сами тоже лидер профсоюза…

Я «вновь испеченный» лидер, и, уверяю вас, что вы о нашем профсоюзе еще услышите.

Чего не хватает для того, чтобы в Украине демократия заработала в полном объеме?

Буду краток: не хватает демоса. Давайте отбросим тему власти народа, участия светского общества в становлении духовности, культуры и прочего, что как раз не касается повседневной жизни. Что сегодня происходит у нас в институтах власти? Одни олигархи отодвинуты от кормушек другими, не менее амбициозными. Но от перестановки мест слагаемых сумма не меняется… До тех пор, пока между враждующими группами олигархов, корпораций, региональных кланов не появится третья сила, защищающая интересы большинства населения, демократии не будет.

Существует стереотип, что проведение политической реформы является главным условием для полноценного функционирования демократии в Украине. Какие еще структурные и институциональные изменения необходимо совершить, чтобы демократия в Украине, наконец, заработала «по полной программе»?

Сегодня процесс строительства институтов государственной власти практически завершился. Теперь очередь за построением системы институтов общественного контроля и бюрократией, которая давно воспринимает государство как собственный карман, а народ – как досадную помеху на пути личного обогащения.

Кому нужна демократия в Украине?

В первую очередь она нужна той части населения, которая работает по найму и которая пытается заработать на кусок хлеба. Но указать конкретную категорию или прослойку населения, которой нужна демократия, невозможно. Общество настолько социально размыто, что сложно сказать, например, кто такой частный предприниматель? Директор ли это госпредприятия или торговец, стоящий по щиколотки в луже? Бизнесмен он или заложник обстоятельств? С моей точки зрения, заказчиком демократии в нашем государстве может быть так и не сформировавшийся до сих пор средний класс (это так называемые «самозанятые»). Их - 2 миллиона 700 тысяч официально зарегистрированных по стране. И в этой связи меня давно интересует вопрос: родилась целая социальная прослойка работоспособного населения, а узаконить ее за 13 лет руки не дошли. Почему, кому это выгодно?

Кому, на Ваш взгляд, нежелательно развитие демократии?

Бюрократам всех уровней. Вот воистину враги в собственном доме! У меня такое впечатление, что чиновники и вовсе не граждане нашего государства. Что они живут в каких-то других городах, поселках. Они определенно не являются частью того населения, которое они еще больше унижают, оскорбляют и грабят. Похоже, у нас образовалось две Украины, одна прозябает и вымирает, другая процветает и плодится. Кстати, рост поголовья чиновников значительно превышает уровень рождаемости по стране. По оценкам экспертов, численность чиновничьей братии в Украине превышает в три раза ее количество, чем во времена СССР. Это значит, что в пересчете на душу населения «начальства» с тех пор стало раз в двадцать больше.

Насколько политические партии, профсоюзы и гражданские ассоциации являются действенными структурами, защищающими интересы общества?

Если говорить откровенно, в этом ключе меня восхищает деятельность УСПП. Это единственная общественная организация, которая активно вмешивается как в законодательные процессы, так и в процессы защиты корпоративных интересов членов своей организации. Но при этом защищаются интересы сугубо своего клана а не общества в целом. Являясь инициаторами нового Трудового кодекса Украины, они приоритетно прописали в нем свои интересы, игнорируя интересы других слоев населения, а именно – людей, которые работают на них по найму.

Какие демократические ценности наиболее адекватны украинскому менталитету, а какие, так сказать, не уживаются с ней?

Одна из главных черт нынешнего гражданина Украины – это его равнодушие к происходящему вокруг него и не касающегося его непосредственно. Причем даже, если его это и касается, то он разводит руками со словами: «А що ж ми зробимо?» Из рецептов реформирования и становления демократии в Украине я прописал бы каждому гражданину только один: если хочешь, чтобы твоя жизнь была лучше - начни с себя.

Согласны ли Вы с тезисом, что землячество и кумовство стали одним из проявлений демократии по-украински?

Согласен. При этом мне бы хотелось, чтобы земляки, которые после назначения на высокий пост их представителя, проникая в неплотно прикрытые двери всех властных кабинетов всех уровней, были такими же «умными», как их лидеры. К сожалению, приходит такая же серость, как и бывшие обитатели этих кабинетов. С моей точки зрения, подбор команды по принципу кумовства и землячества может похоронить любые прогрессивные идеи лидера.

Взаимосвязаны ли (и если да, то как) такие понятия как «демократия» и «экономический рост»? И как это проявляется на примере нашей страны?

Демократия – власть народа. История еще не знала такого народа, который хотел бы жить хуже, поэтому демократия и экономический рост – это братья близнецы. Уверен, будущее у демократии в Украине есть, если только возникнет осознание ее необходимости, и готовность бороться за нее если не у каждого, то хотя бы у большинства населения. Не власть, не правительство, не новый «добрый царь» улучшит жизнь людей, даст работу и достойную зарплату. Лучшая жизнь не падает с неба, ее надо добиваться, добиваться не каждый сам за себя, а объединяясь. Единственная объединяющая сила, которая непосредственно отстаивает экономические интересы наемных работников – это независимые профсоюзы. На их лидерах лежит большая ответственность, ибо они создают лучшее будущее не для бюрократов, олигархов и иже с ними, а для абсолютного большинства граждан страны. Народ должен понять, кто его друзья, и кто враги. Тогда появятся и силы, и новые надежды, и даже то, что ранее казалось несбыточной мечтой, может стать явью.

вторник, 7 апреля 2009 г.

Больше всего народ заблуждается в том, что его ждет.

Как и всегда в «эпоху перемен», среди людей бродят самые невероятные представления относительно будущего. Какие из них наиболее популярны? Что можно было бы назвать главным мифом кризиса?

Главный миф состоит в представлении, будто власть в Украине контролирует ситуацию, и государство способно справиться с кризисом, что все образуется само собой, без усилий, и довольно скоро. К созданию и циркулированию этого мифа приложили руку все ветви власти. Об этом без конца трубит телевидение, об этом без устали вещают руководители государства, абсолютно не опасаясь, что за эту, мягко говоря, дезинформацию им придется нести ответственность.

Еще одна неправда, которую они усердно распространяют, будто в падении жизненного уровня, в безработице и прочих бедах, обрушившихся на трудящееся население виноват финансовый кризис, и только он. Старательно замалчивается то, что все 18 лет правящие круги, вернее, шайки, сменяя друг друга, вели страну в пропасть. И сегодня они – огромное спасибо американцам, получили железную «отмазку»: мировой кризис. Сначала пришел кризис финансовый, затем экономический, а потом и кризис социальный, причем именно в социальном плане он обещает оказаться наиболее тяжелым.

Сегодня внимание народа перенесено на мировые проблемы, хотя весь этот кризис лишь следствие многолетней политики, которую вели мздоимцы и мошенники, оказавшиеся у власти и все эти годы мимикрировавшие под порядочных и честных политиков. И вот сегодня, доведя страну до ручки, они показывают друг на друга пальцем и пытаются доказать, что виноват кто-то другой, а у них «руки, которые никогда не крали». Поражает то, что народ об этом практически ничего не знает, хотя и просиживает вечера у телевизора.

Но больше всего народ заблуждается в том, что его ждет. Народ, он оптимист «по определению». А ждет нас очень пасмурное будущее. Глубинные проблемы государства настолько обострились, что консервативным лечением тут не справиться, да и хирургия вряд ли поможет – нужно просто всё создавать заново. Лежит металлургия, химическая отрасль, а от сельского хозяйства вообще камня на камне не осталось. Я знаю об этом не понаслышке. В нашем профсоюзе состоит много фермерских хозяйств. Фашисты себя так не вели, как ведут себя банки на «захваченной» территории. Это же просто банковское иго!

Вчера наш бухгалтер пошла сдавать отчеты. Оказалось, что нужно доплатить три гривны в один из фондов. Как же она удивилась, что комиссионные услуги банка, чтобы уплатить эту трешку, составляют 20 гривен! Понятно, что в результате кризиса банки тоже пострадали, но скажем честно – они пострадали гораздо меньше людей, взявших у них кредиты, потому что наши банки могут задним числом поднять проценты, поднять свои расценки, и им плевать, что это незаконно или доведено до абсурда.

Кризис ставит перед каждым из нас свои проблемы, которые можно решать по-разному – пытаться решать их в одиночку или коллективным путем, объединяясь с другими. Способно ли население Украины решать проблемы коллективным путем, путем самоорганизации, который, в конечном счете, наиболее эффективен?

Все социологи наперебой говорят о том, что люди у нас никому не верят: не верят власти, партиям, президенту… Вообще нынешней ситуацией должны были бы воспользоваться политические партии, но ведь и партий-то настоящих у нас тоже нет. Есть персонализированные политические проекты, доверие к которым – это доверие к лидеру. Лидер вышел из доверия – всё, партии конец. Я не вижу на горизонте ни одного перспективного политического объединения, хотя очень внимательно отслеживаю этот вопрос.

В этом-то и беда: недовольство есть, желание что-то изменить тоже есть, но эту энергию некуда девать. Потому скажу так: локальные бунты будут обязательно, и бунты жестокие. Уже сейчас степень возмущения в регионах очень большая. Поверьте, я знаю, что говорят люди на местах, что они чувствуют. Но девать эту энергию некуда, нет перспективных политических лидеров. «Настоящих буйных мало, вот и нету вожаков!»

Вы знаете, недавно я перечитал некоторые свои старые интервью, и убедился – за десять лет ничего не изменилось, люди не видят света в конце туннеля, потому и молчат. Самое страшное, когда всех всё устраивает, сверху донизу, от правительства до рядового гражданина.

Как так могло оказаться, что в стране, где «два украинца – три гетьмана», не хватает лидеров?

Отчасти это следствие тоталитарного прошлого, когда несогласных истребляли физически, и сложной истории, когда, вспомните молодость Тараса Шевченко, за любую провинность могли запороть насмерть. Что изменилось? Бунтарей, способных, талантливых, или просто людей несогласных у нас не сажают в лагеря или запарывают на конюшне, а «задвигают» или, в лучшем случае, подкупают. Система отлично справляется с бунтарями-одиночками, да и просто нестандартно мыслящими людьми. Социальная лестница, ведущая наверх, надежно перекрыта «пацанами», или как их зовут на Западе, «золотой молодежью», отпрысками богатых родителей, причем отпрысками, как правило, бездарными и ленивыми.

Не надо забывать и о влиянии Запада. Все эти годы работал механизм обработки украинской интеллигенции – издавалась специальная литература, выдавались гранты, детей и близких родственников наших власть имущих вывозили на учебу за рубеж, и успешно накачивали там идеологически. В Верховной Раде и в правительстве есть ряд людей, имеющих западное образование и прошедших такую идеологическую обработку.

Теперь они сами обрабатывают других – возник такой себе «сетевой маркетинг». А ведь есть большая разница в представлениях о мире у выпускников Гарварда или Московского университета. Теперь стало ясно, что обладание дипломом западного университета это еще не гарантия высоких моральных качеств – возьмем хотя бы случай Зварыча. Экс-министр обороны Гриценко также обучался в Америке. Потому-то они столько и говорят о международных проблемах, что наши, национальные им не интересны, кажутся «мелковатыми».

Этот вопрос мы задаем снова и снова, и все же сейчас он актуален, как никогда: в каком направлении должны быть перестроены отношения государства и общества, чтобы подобные потрясения более не повторялись?

Если в основу построения государственности будет положен принцип законности и равенства всех граждан, то и государство пойдет в правильном направлении. Это основа государственности. Вся эта трескотня отдельных политиканов о «единстве», «объединении нации» должна быть отброшена, пока не соблюдены основополагающие принципы построения государства, и, прежде всего – власть закона.

Как я могу объединяться с человеком, укравшим у меня всё? Это же мазохизм какой-то. Так нет же, на телеэкране постоянно возникает то Ющенко, то Янукович, то еще кто-то и начинает призывать к «консолидации общества». Вопрос – какое такое «общество» консолидировать?

Яценюк создал организацию «Фронт перемен», так пусть он вместе с другими и копают бруствер вокруг своих дач в Конча-Заспе, консолидируют свое сообщество, открывают нам «фронт перемен». Заборы с колючей проволокой у них есть, собаки есть, осталось только пулеметы поставить.

В данном вопросе я настроен достаточно радикально: эти 18 лет государство Украина прожило зря. Украина не состоялась! Нет такого государства, есть сборище нелепых в своей бездарности и самовлюбленности элементов, паразитирующих на своем народе и называющих себя «властью».

И все же кризис это не только какие-то неприятные вещи, но и возможность что-то изменить к лучшему. В чем можно увидеть позитив?

В начале нашего разговора я обещал говорить правду. Когда начинаешь говорить правду, а не то, к чему все привыкли и что приятно слушать, то все сразу становится на свои места. Ведь шила-то в мешке не утаишь. Так в ходе газового конфликта с Россией начала проступать, правда, капля за каплей. Всплыл некий Фирташ, вылез Бойко, оказывается, идут закулисные махинации, оказывается, за 179 долларов газ покупался в России, а продавался нам за 320. «Где деньги, Зин?» А нам постоянно, наматывая сопли на рукав, рассказывают министр финансов, глава Пенсионного фонда, что, видите ли, бюджет в дефиците.

У нас создано государство, где на каждом шагу и в любой ситуации нас обворовывают. Еще не выйдя из квартиры, вы уже кому-то должны. Вы должны, еще не родившись, и вы должны, даже когда лежите в морге. Вся эта социально-экономическая машинерия скопирована с устройства Соединенных Штатов, где население постоянно находится в колоссальных долгах, и эти долги становятся все больше и больше. Единственное, что у нас пока бесплатно – это услуги патологоанатома.

Мне бы тоже очень хотелось, чтобы кризис принес нам и что-то положительное, чтобы мы все сделали правильные выводы. Что в первую очередь? Первое – гарантировать равенство всех граждан перед законом. Второе – гарантировать саму законность, а не ее видимость. А это значит – гарантировать выполнение основного закона государства, его Конституции, которая дает нам очень много прав, но никаких гарантий их реализации: право на труд, право на достойную его оплату, право на жилье, право на бесплатную охрану здоровья и прочее.

Мы должны усвоить и использовать весь мировой опыт построения государственности, привлечь лучшие интеллектуальные силы, чтобы создать новое видение будущего государства. Очень многое предстоит сделать: создать единый реестр трудовых ресурсов, что позволило бы планировать региональное развитие страны; ограничить подвижность капиталов, чтобы мобильность труда соответствовала мобильности капитала, был паритет. Кто мобильнее – тот и господствует.

Кроме того, мне, как человеку левых убеждений, да и в силу самой моей должности также весьма хотелось бы, чтобы в Украине был проведен пересмотр результатов приватизации.

Мы не призываем размахивать саблей и повторять 1917 год, но мы требуем, чтобы собственники отвечали за взятые на себя инвестиционные и социальные обязательства, и те из них, кто не желает или не может их выполнять, ушли. Коль рыночные механизмы не могут заставить их стать эффективными и ответственными перед обществом управляющими, это должно сделать государство.

Приведу только один пример: крупнейший на Украине шинный комбинат в Белой Церкви за все эти годы не получил ни копейки от своих новых хозяев на модернизацию основных фондов. Они просто используют то, что было вложено в комбинат в годы советской власти. Что это, как не хищничество?

Последствия кризиса должны вернуть размечтавшихся энтузиастов капитализма на грешную землю, заставить людей жить по средствам, а руководителей страны – не идти в фарватере политики Соединенных Штатов, которые, включив печатный станок и в угоду интересам крупного капитала, привели к банкротству целые страны, поставив сотни миллионов людей на грань выживания. Дай Бог, чтобы кризис разрушил все те порядки, которые навязывались нашему народу в течение этих 18-ти лет, чтобы народ раскрыл глаза и понял, кто им правит, что это за люди, и привлек их к ответу.

Доверчивый украинский народ пожинает горькие плоды не просто бездарной, бездумной, а хищнической политики своей политической верхушки, устроившей в нашей стране Конкисту посреди Европы.

воскресенье, 30 ноября 2003 г.

Монолог вождя обывателей. Мое дело — профсоюз, но профсоюз — не только мое дело.

Мыслитель и проповедник Монтескье в своем основном труде "О духе законов" предполагал, что разделение властей избавит общество от злоупотреблений. Тогда, двести пятьдесят лет назад, эта мысль считалась почти крамольной, однако полвека спустя была признана классической. В общественной истории это обычное явление, крамола — это ранняя юность старой мудрой классики.
Сейчас мы строго спрашиваем у Монтескье: почему автор геополитики так ошибался, три власти у нас есть: законодательная упивается собственными умственными упражнениями, родилась и злоупотребилась исполнительная, между ними тихо устроилась судебная.

Пресса трогательно считает себя четвертой властью, однако великий француз этот момент в своей монографии не учитывал, поэтому притязания СМИ будем считать самозванством.

Четвертая власть родилась в конце XIX и продолжалась весь XX век, и нет оснований считать, что она исчезнет в текущем столетии. Это власть пролетариев, трудящихся, всех производителей, то есть работающих по найму. И только профсоюзы способны эти интересы защищать и отстаивать. Когда же мнение четвертой власти игнорируется, то сначала рождается социальный стресс, затем экономическая стагнация и — политическая революция. Без массового охвата работоспособного населения страны профсоюзным движением все остальные власти напоминают Бермудский треугольник, вместе с "сиренами" из СМИ. Сохраняет себя только та власть, которая родилась в социальной борьбе. Историческое появление профсоюзов в политическом, философском и экономическом смысле означало рождение новой, массовой воли. Испанский философ Ортега-и-Гассет назвал это социальное явление "восстанием масс". Можно добавить — масс обывателей.

Обыватель — это человек, который желает иметь работу, получать зарплату, содержать семью и растить детей. Таких людей в Украине около сорока миллионов, я — "лидер обывателей" и этим обстоятельством не смущен. Во власти, так или иначе, занят один миллион человек, а обычных граждан — сорок миллионов. Вот сопоставимость цифр. На обывателе держится все: не понимать и не принимать во внимание эту формулу — означает усиливать дисгармонию между элитой общества и народом. А любая дисгармония есть вещь уродливая. Профсоюз же, как диалектика, он — и единство с властью, и ее противоположность. Вместе с властью он отстаивает государственные интересы, являясь гарантом гражданского мира. И у власти же он оспаривает отдельно интересы товаропроизводителей. Речь идет о социальных правах работающих по найму, а не только работодателей.

А разве социальные права не имеют национальной подоплеки? Всего два примера: один — общефилософский, теоретический, другой — весьма прозаичный, коммерческий. С моей точки зрения, социальные принципы гораздо важнее политической морали, ибо если нет принципов, то откуда взяться морали. Послушайте нашу "почтенную публику" и аналогичную прессу, которые бесконечно рассуждают о высокой морали и еще более высокой нравственности. Какая головокружительная абстрактная высота при полном отсутствии принципов! Демократия без принципов, экономика без производителей, государство без свободного профсоюза.

На макроуровне идет монополизация экономики, на микроуровне родился феномен — "человек-челнок", "человек-челленджер". Его торгово-туристический маршрут уникален и универсален. Мир передвижной коммерции: с вещмешками, котомками и тележками. "Челноки" действуют во всеобщем космосе торговли — барахло из знойных стран и бредовые идеи с севера. Путь "челнока" заканчивается в металлическом ящике с удивительным названием container. Еще не успели высыпать мелкооптовые люди свой сырой товар, как появляются собиратели дани.

Издали все это — металлоконструкции, люди и контроллеры — напоминает термитники. Здесь торговля имеет металлические отношения и нездоровый цвет лица. Попав в свой контейнер, челнок растраивается, то есть становится коммерсантом, охранником и грузчиком-бухгалтером.

Местный производитель, наблюдая картину торгового потока экономической экспансии, немедленно впадает в демократическую депрессию. Кто как не профсоюз должен заниматься этими "джунглями"?

Челнок, изнемогая от собственных нужд и чужих потребностей, к примеру, накручивает цены. Кто страдает, прежде всего? Население. А если профсоюз заключит договор с владельцем рынка и определит ситуацию аренды, то все остальные, желающие "подоить" частного предпринимателя, должны разбираться только с ним, с профсоюзом. В результате цены стабилизируются и снизятся, прекратятся незаконные поборы.

Еще одно направление нашей работы — соотечественники за рубежом. Два миллиона там их, пять или десять — никто толком не знает. Миграция украинцев за рубеж настолько велика, что они стали представлять серьезную угрозу для европейского рынка труда — они согласны работать за копейки. Гарантий социальных для них нет никаких, работают-то они нелегально. Их преследует мафия, гонит полиция и местные профсоюзы. Мы могли бы помочь нашим соотечественникам. Вступив в наш профсоюз там, за рубежом, они получат защитника своих интересов. И люди это начинают понимать — недавно к нам обратилась русско-украинская община в Греции. С целью создания первичной профорганизации нашего профсоюза.

Проблема, что называется, созрела. Обсуждали ее и на недавнем саммите в Евросоюзе. Если наш профсоюз выступит как "третья сторона", представит аргументы наших соотечественников, то и решить ее можно цивилизованно. В конце концов, экономика Европы во многом держится на дешевом труде нелегалов. Не будет его — как она будет конкурировать со Штатами, которые вывели производство в страны с дешевой рабочей силой? Не скажу, что мы сильно преуспели, но Генеральное консульство Польши в Киеве нам пошло навстречу — для членов нашего профсоюза будут выдаваться визы вне общей очереди, потому что профсоюз — это гарант того, что по крайней мере его член — не бандит и за рубежом будет вести себя прилично.

Заканчивая свой монолог, хочу еще раз сказать: все не могут быть банкирами, бизнесменами, менеджерами, шоуменами и "менами". Но все хотят просто жить. Профсоюз и есть формула общественного сознания, воплощенная в коллективном действии ради этой светлой и понятной каждому цели. И еще: профсоюз, если хотите, — это совесть нации. Совесть одного так мала в общественном смысле, что она почти незаметна, но внутри каждого человека ее сила настолько велика, что трудно не заметить ее угрызений. Вот и надо объединяться.